Кишертский район, Пермский край, музей паровозов Дождь в городе Кунгур, Пермский край Озеро в селе Богородск, Пермский край Сквер в п. Октябрьский, Пермский край р. Сылва в городе Кунгур, Пермский край

Прогулки по Октябрьскому! Часть №2.

   Снаружи облачно, зябко и по-осеннему загадочно – начнет капать вода с неба или сохранит интригу? А внутри квартиры всегда ясная погода, теплая, уютная атмосфера и совершенно никаких тайн – выходной, на улице ненастье, значит телевизор, компьютер, музыка и книги. Сижу на кресле, читаю Стругацких, страница за страницей заканчивается «понедельник, начинающийся в субботу». Что-то сверкнуло у окна. Отложил книжку в сторону, с любопытством подхожу к появляющимся снова и снова бликам, обращаю взор через стеклопластик вверх, тут же прищуриваюсь и отвожу голову чуть вправо: яркий, ослепляющий луч заключенного в крепости туч солнца проникает сквозь армаду кучевых облаков, сквозь черную завесу смога и врывается на мгновение в мою квартиру. В мимолетном солнечном свете даже горы мусора внизу и соседний дом с приведениями кажутся не такими уж и страшными. Преображается на секунды окружающая территория – где-то ещё зеленая травушка виднеется, с деревьев у мусорного холма трехцветные листья опадают, потом снова вспархивают над поверхностью, чтобы в конце концов навсегда остаться в земле, а в самом центре пустыря солнечный луч дотронулся до издыхающей семейки бархатцев, три цветка, проросшие между сломанными бетонными плитами, среди выброшенных сапогов, кастрюль, стульев, ковров, почти завяли; склонили свои головы, предчувствуя гибель, но дождались, когда желтый цвет солнца коснется их оранжевых сердец. Снова потемнело, заперли солнце теперь на долго темные небесные силы. И вновь мрачная атмосфера воцарилась у моего дома: ни зелени, ни листьев красно-желтых, ни стойких бархатцев. Я уже было хотел зашторить окно и продолжить читать, но глазам не давала покоя одна вещь – взгляд был прикован к одиноко стоящим на углу дома напротив синим качелям, настолько синим, что можно убедительно говорить, что почти ржавым. Пристально смотрю на них, моргнул раз, второй, и передо мной уже не двор красноярский, а пруд октябрьский, верхний летний пруд.
   Стою на краю трапа-вышки, смотрю вниз на водную гладь темно-голубую, поднимаю правую ногу и как размахнусь и не прыгну в воду, потому что плавать не умею. Выйду на берег. Пусто кругом. Никого нет. Только скучающие скамейки разных цветов, два мусорных раскрашенных контейнера, много-много березонек маленьких позади меня, тонкоствольных пока, святой источник и храмик синий на противоположном берегу, а там чуть дальше раз за разом поезда грохочут, туда-сюда, туда-сюда носятся. За деревьями верхушки коттеджные можно увидеть. Моргнул, ещё раз моргнул. Из лесочка пушистый кот выбегает, мяукает, приветствуя меня, хвостом воздух рассекает. Подходит ко мне, к ногам прижмется, вокруг них попереступает и запрыгнет на скамейку лапы лизать и за бабочками, пролетающими там и тут, следить. Бульк-бульк. Не дельфины, конечно, но рыбки взлетают на пару сантиметров над водой и ныряют обратно, привлекая внимание мое и усатого Барсика. Хлоп опять глазами. Лодочка по пруду плывет, толстый дяденька гребет размерено, никуда не спешит. Смотрит в душу прудную, то есть в глубь. Поворачиваю голову влево – там скамейки, бывшие пустыми, обзавелись посидельцами. В купальниках, в плавках, кто-то и в штанах: готовятся к плаванию местные, а некоторые гости, жители. Весь берег заполнился вдруг жизнью - заговорили, закричали, смеяться стали, мороженное кушать, переодеваться. Так и прыгали в воду: кто бомбочкой, кто русалочкой, а кто-то в штанах и с эскимо в руках. Брызги во все стороны, Барсик испугался даже и спрятался в березняке. Красиво. Зашевелился пруд, забулькал, заиграла вода, солнце, единственный хозяин сегодняшнего неба, стреляет лучами тепла по каждому вокруг, позолоченные кресты на том берегу будто бы горят, отражая яркий, горячий свет. Слегка дует редкий ветерок, эдакий проказник разбудил спящие деревья, и теперь березки шумят и шелестят, но шум этот не пугает – приятный звук встревоженных листьев ласкает слух, успокаивает. Ещё ребятня на великах подъехала. Бросает камушки в пруд девочка, маленький будущий лётчик устремляет ввысь своего большого змея, мыльные пузыри пускают рядом, кто-то сидит на траве и тыкает по экрану смартфона. Я иду вдоль перенасыщенного людским вниманием берега, фотографирую красивую реальность, любуюсь прекрасным уголочком поселка, здороваюсь с попадающимися знакомыми, шагаю дальше и останавливаюсь. За березняком стоят качели, рыжий мальчишка раскачивается на них изо всех сил, назад и вперед, назад и вперед, залихватски смеется, нравится ему такие пируэты. К качелям подходит такая же маленькая, но не рыжая девчонка, осторожно забирается на соседнее сиденье, пытается раскачаться, но не получается. Мальчик слезает, стеснительно тянет руку к трубе подвесной и начинает тихонечко раскачивать неопытную в этом веселом деле незнакомку. Улыбаются друг другу, вот уже и без помощи рыжего девочка научилась. Качаются вместе рядышком теперь.
   Сцрсцрцсцр. Скрежет. Скрип. Опять я моргнул. Очнулся от забвения. Смотрю в то же самое окно, там мальчуган в черной куртке, в коричневых штанах и в болотного цвета сапогах скрипит на сине-ржавой качели, распугивая стайку голодных ворон у контейнеров. Снова Красноярск, квартира, пыхтящие заводские трубы, мусорные горы – осень. С понурой головой возвращаюсь в кресло и листаю заждавшуюся меня книгу. Суббота, 13:25. До конца выходных чуть больше суток.

Фотография - Верхний пруд в поселке Октябрьский (Пермский край)

Комментариев нет:

Отправить комментарий