Кишертский район, Пермский край, музей паровозов Дождь в городе Кунгур, Пермский край Озеро в селе Богородск, Пермский край Сквер в п. Октябрьский, Пермский край р. Сылва в городе Кунгур, Пермский край

Говорить правду!

   Жить было бы куда проще, если бы все вокруг врали друг другу, если была бы только ложь. Отсутствие какой-либо альтернативы лжи, превращает любое вранье в правду, конечно, если нет ничего кроме фальши, то она и становится истиной. Проще? Да! Но правильнее было бы говорить только правду, тогда бы она и стала истиной, как и должно быть в нормальной жизни и в нормальном мире.

Там, где дом!

   Выжатый толпой переполненного трамвая, выхожу на остановке, под крышей которой встать некуда - народ оккупировал всю свободу вокруг, а с небо вода льется, много воды, сажусь в автобус, где из 46 сидячих мест занято 69, прижимаюсь к входной-выходной двери лицом, едем метр, 10 минут стоим, опять едем, вновь стоим – тесно, душно, тяжко – утрамбованная ячейка общества следует в автобусе по маршруту №1.

Салимов Хамза Гатаулхакович. Герой.

    Родился 24 декабря 1916 года в д. Большой Сарс Октябрьского района. Закончил семь классов в школе села Енапаево, где его учил старший брат Мугиз. В 1933 году поступил в Свердловский педагогический техникум, в 1936 г. получил диплом с присвоением специальности – учитель истории. С 1938 по 1939 годы работал преподавателем в Больше-Сарсинской школе. 15 сентября 1939 года со станции Чад уехал к месту прохождения службы. 23 декабря 1939 года принял присягу при 37 конном артиллерийском орудийном полку (Дальний Восток). В январе 42-го года принимал участие в ожесточенных боях под Ленинградом. Январь 1943 год – курсант Харьковского химического училища. После того, как Харьков был оккупирован немецкими войсками, училище было эвакуировано в город Ташкент, где Хамза прошел курс химинструктора. Ноябрь 1943 год – химик-инструктор 16 гвардейской танковой бригады. Является участником боев за освобождение города Осиповичи (Белорусь) – 28 июня 1944 год. Участник боевых действий за освобождение от немецко-фашистских захватчиков города и крупной железнодорожной станции Бобруйск – 29 июня 1944 год. Освободитель города Минск – 3 июля 1944 года.

Сумасшедшая страна

    То что Россия сошла с ума, я уже не говорю о мире, известно многим, не всем, конечно, не все же дураки, но достаточному количеству нормальных это понятно. В некоторой степени сумасшествие - это обычное состояние каждого человека и общества. Мир был бы невозможен, не будь в нем чего-то сумасшедшего. Аттракцион вокруг какой-то, куда не посмотри, и клоуны повсюду, и ведь не понятно - смеяться над ними или же все-таки бояться их.

Прогулки по Октябрьскому! Часть №2.

   Снаружи облачно, зябко и по-осеннему загадочно – начнет капать вода с неба или сохранит интригу? А внутри квартиры всегда ясная погода, теплая, уютная атмосфера и совершенно никаких тайн – выходной, на улице ненастье, значит телевизор, компьютер, музыка и книги. Сижу на кресле, читаю Стругацких, страница за страницей заканчивается «понедельник, начинающийся в субботу». Что-то сверкнуло у окна. Отложил книжку в сторону, с любопытством подхожу к появляющимся снова и снова бликам, обращаю взор через стеклопластик вверх, тут же прищуриваюсь и отвожу голову чуть вправо: яркий, ослепляющий луч заключенного в крепости туч солнца проникает сквозь армаду кучевых облаков, сквозь черную завесу смога и врывается на мгновение в мою квартиру.

Прогулки по Октябрьскому! Часть №1.

   Красота, оказывается, непостоянна: люди довольно быстро привыкают к прекрасному и хорошему. Увидев впервые в парке могучий, величественный дуб или заметив у какого-нибудь здания пышную, разноцветную клумбу, человек пройдет мимо этих же мест в следующий раз и не заметит уже ничего, потому что для него это теперь повседневная, обыденная и не такая уж красивая и удивительная серость будничной жизни. Подобная жизнь привела меня за руки, а точнее, привезла на поезде, в город Красноярск.

Зима.

   Ни лето. Ни осень. Ни весна. Вечер. Все дела сделаны, пора возвращаться домой. Шагаю по окраине деревни, руки в карманах, ушанка с шарфом прячут от мороза лицо, тулуп сковывает движения, но не беда, зато тепло. Снег крупными, но при этом, невесомыми хлопьями медленно опускается с темного неба на светлую, белую землю; переменчивый ветер не дает им спокойно лечь на дорогу – то закружит их, то вновь поднимет вверх, то остановит на мгновенье в воздухе. В свете уличных фонарей этот танец снежинок завораживает и заставляет на некоторое время остановиться у какого-нибудь домика, лишь бы голова не закружилась от круговерти снежной. Валенки хрустят по дороге: приятный звук, успокаивающий, убаюкивающий – хр-хр-хр, позади остаются неглубокие овальные следы, которые через минуту снова пропадут.

Русский характер.

  С недоверием отношусь ко всему, что пишется в газетах, показывается в телевизионных новостях и передается по вестям на радио: мама с папой с детства учили, что врать - это плохо, поэтому и не верю. Не придерживаюсь мнения, что Россия все делает правильно, что в России все хорошо, что страна развивается, и люди в ней всем довольны.

Слоны и муравьи.

  Когда-нибудь мир поменяется. Нет. Не в смысле, что на смену миру придет война и не том плане, что перемены будут незначительные.

Противоречия.

Послушай, как громко звучит тишина,
Взгляни, как светлеет вокруг темнота,
Вдохни чистый воздух пропахнувших дней,
Найди человека среди не людей!